Димитриос (bizantinum) wrote,
Димитриос
bizantinum

Category:

История византийских корон. Часть 4. Императорские диадемы.

III век в Римской истории был во многом переломным.
В первую очередь это отразилось в кризисе Верховной власти. Демократические атавизмы системы принципата, в конце концов, стали работать против самой государственной системы. Ведь формально император был избранником Сената и народа. А значит, любой полководец, выкрикнутый своими легионами, становился претендентом на престол. Наиболее удачливые из таких полководцев захватывали Рим, и Сенат вынужден был легитимизировать их власть. Менее удачные окапывались в провинции и, пренебрегая Римом, основывали собственную мини-империю.
Так отпадали Галлия, Иллирия и Пальмира.
Это способствовало на местах варваризации римского общества, как и варварские наемники, служившие в армии. «Варварские» обычаи проникали во все сферы римского быта, влияли и на моду.
Когда же император Аврелиан восстановил единство Империи, встал ребром вопрос об усилении престижа верховной власти. И здесь проявилось восточное влияние. Во-первых, повлияло завоевание отложившегося Востока Империи со столицей в Пальмире, где царица Зиновия (Зенобия) и представители ее дома ввели эллинистические нравы. А во-вторых – соперничество с Парфянским Царством, которое к тому времени восстановило персидскую державу и стало полноправным преемником как Ахеменидов, так и Селевкидов.




Власть императора должна была быть достойно представлена и во внешних церемониальных проявлениях. И для иностранных послов, и для собственных подданных Император Рима обязан был выглядеть не хуже восточных владык и, в первую очередь, парфяно-персидских соперников.
Аврелиан, по-видимому, первый стал вводить восточный церемониал. Во всяком случае, у анонимного автора «Извлечений о нравах и жизни Римских Императоров», которые приписываются Аврелию Виктору, есть такое упоминание: «он первый среди римлян надел на голову диадему, украшенную золотом и драгоценными камнями, что до того казалось совершенно чуждым римским обычаям»*.
На самом деле, диадема в императорской иконографии появляется только начиная с Константина Великого. Однако, действительно, у императоров этого периода, деятельность которых была направлена на укрепление государства, одновременно с реформами государственного аппарата, армии и т.д. наблюдается и тенденция более пышно репрезентовать свою власть за счет усложнения церемониала и введения драгоценных восточных одежд.
Так, Диоклетиан «стал надевать одежды, сотканные из золота, и пожелал даже для своих ног употреблять шелк, пурпур и драгоценные камни»**. Ему тоже приписывают порой ношение диадемы.

Но все же окончательно диадема становится официальной императорской регалией именно при первом христианском Императоре. Вступление в должность преемников Константина уже обязательно сопровождается возложением диадемы. При ее отсутствии, диадему мог заменить сходный предмет, но коронование должно было свершиться непременно. Например, когда в 360 году в Галлии легионы провозгласили Юлиана (Отступника) Императором, диадему заменили шейной цепью знаменосца***.

Введение диадемы, как и введение восточного церемониала, уместнее всего, как уже говорилось, объяснить персидским влиянием. Это влияние продолжалось довольно долго и было взаимным. Что же до новых персидских владык, то они переняли в своем обиходе и древние ахеменидские, и новые эллинистические селевкидские формы. В этом смысле диадема и у них была однозначным царским символом, наравне с тиарой.
Таким образом, Император Рима, ни в чем не уступающий восточному «Царю Царей» и соперничающий с ним за власть над ближневосточными провинциями, должен был не уступать и во внешнем выражении своего могущества.


Итак, римские императоры приняли диадему. Сперва, по всей видимости, она имела вид своего эллинистического прототипа.

Но понятно, что белая повязка была уже слишком проста, чтобы олицетворять власть (вспомним пышные золотые венки с каменьями). Так что, практически сразу диадему начинают расшивать жемчугом и драгоценностями.

А дальше больше – из расшитой ленты диадема становится сложным наборным украшением, где отдельные сегменты нанизывались на два шнура, а концы этих шнуров, как и в прототипе, завязывались на затылке. Это видно по императорским портретам с монет. Конечно, изображение на монете обладает определенной условностью, но некоторые чрезвычайно детально показывают четыре конца двух шнуров диадемы. Впоследствии эти концы шнуров изменили свою функцию и стали одним из важных дополнений именно императорской короны.


Монета с изображением императора Констанция II

Итак. Диадема формировалась из отдельных пластин (круглых и четырехугольных) в сочетании с крупными жемчужинами. Центральная пластина, располагавшаяся надо лбом, была, как правило, крупнее и часто сверху дополнительно украшалась жемчугом.
В основном диадемы комбинировались в двух вариантах.
В первом случае пластины перемежались с двумя жемчужинами, чаще всего каплевидной формы:



Диадема первого типа (рисунок автора)

Во втором случае пластины соединялись друг с другом, а жемчужные нити обрамляли их сверху и снизу:



Диадема второго типа (рисунок автора)

Форма диадемы довольно быстро (как по меркам древности) эволюционировала и уже через поколение стала меняться. Но об этом в следующем очерке.
                                                                                                                              

* Извлечения о нравах и жизни римских императоров. Глава XXXV, 5
** Аврелий Виктор. О Цезарях. Глава XXXIX, 2
*** Аммиан Марцеллин. Римская история. Книга XX. 4. 17.


Примечания: заглавное изображение - бронзовая голова Константина Великого из Национальной Галереи Белграда (Сербия). Далее: два медальона с профилем Константина.
Tags: Византия, античность, византийские короны, история костюма, регалии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments